К вопросу о взаимном признании правового статуса УЭО в практике таможенного администрирования

Некрасов Д.В.

Некрасов Д.В., Рыльская М.А.

Опубликовано: ВЕСТНИК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ № 1, 2017г., стр.126-135.

Издательство: Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации им. В.Я. Кикотя (Москва)

Аннотация: В статье рассматриваются теоретические и практические аспекты взаимного признания правового статуса уполномоченного экономического оператора в зарубежной и отечественной правоприменительной практике в целях совершенствования таможенного администрирования в ЕАЭС. Основное внимание уделено рекомендациям Всемирной таможенной организации по заключению соглашений о взаимном признании, а также опыту ЕС в рассматриваемой области.   

Ключевые слова: Евразийский экономический союз, Всемирная таможенная организация, уполномоченный экономический оператор, правовой статус УЭО, таможенное регулирование, ЕАЭС, ВТамО.

Рыльская М.А.

На протяжении последних лет нами была организована серия научно-практических публикаций, просвещенная совершенствованию института уполномоченного экономического оператора (далее — УЭО) и его административно-правового статуса в Таможенном союзе Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации.[1] С заключением Договора о Евразийском экономическом союзе 29 мая 2014 г. евразийская интеграция приняла новую форму, и в этом году мы будем отмечать двухлетие функционирования Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС, Союз), государствами-членами которого являются Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россия. Вопрос модернизации института уполномоченного экономического оператора остается актуальным и по сей день, однако уже в новых условиях евразийской интеграции, участниками которой являются пять государств. В подтверждение этого тезиса можно привести проект Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее – ТК Союза), где институт УЭО представлен в модернизированном виде. Изменения коснулись таких элементов административно-правового статуса УЭО (далее — АП статус УЭО) как права, обязанности экономического оператора, специальные упрощения, а также административ-ных процедур получения статуса УЭО.[2]

На сегодняшний день институт уполномоченного экономического оператора занимает важное место в системе законодательства государств-членов ЕАЭС в сфере таможенного дела и применятся, прежде всего, в целях организации эффективного таможенного администрирования безопасной цепи поставки товаров. Исследуемый  институт относится к отрасли административного права, является отраслевым, объединяет нормы, характеризующие административно-правовой статус УЭО, а также нормы, определяющие порядок применения специальных упрощений (таможенных преимуществ). Отдельными элементами предмета регулирования рассмат-риваемого института являются лица, которым присваивается правовой статус УЭО, таможенные органы, деятельность, права и обязанности УЭО и таможенных органов в связи с реализацией  АП статуса УЭО, специальные упрощения как исключительное право на совершение отдельных таможенных операций, а также предусмотренное правом Союза право требовать от таможенных органов совершить определенные действия (воздержаться от действий) в связи с предоставлением таможенных упрощений. На наш взгляд, специальные упрощения УЭО (таможенные преимущества) являются основным элементом правового статуса УЭО.

Одним из направлений совершенствования АП статуса УЭО в государствах-членах ЕАЭС, на наш взгляд, является  взаимное признание АП статуса УЭО таможенными органами государств-членов ЕАЭС, что подразумевает создание необходимой правовой основы, приведение значимых элементов АП статуса УЭО к приемлемому уровню для договаривающихся таможенных администраций. В проекте ТК Союза, который разрабатывается экспертами ЕЭК, а также представителями государств-членов и предпринимательским сообществом Союза, предусмот-рено, что в соответствии с международными договорами Союза с третьей стороной отдельные специальные упрощения, предусмотренные ТК Союза, могут предоставляться на взаимной основе уполномоченным экономическим операторам государств, не являющихся членами Союза.[3]

Обратим внимание на следующую особенность: диспозиция рассматриваемой статьи проекта ТК Союза формулирует положение не о взаимном призвании правового статуса УЭО, а о возможности предоставле-ния (в соответствии с международным договором Союза) отдельных специальных упрощений (таможенных преимуществ) для иностранных компаний со статусом УЭО на территории ЕАЭС. То есть для данного случая речь идет не взаимном признании всего комплекса элементов, формирующих административно-правовой статус УЭО в рамках программы УЭО,  а только одного элемента – специальных упрощений (таможенных преимуществ). Вопрос так ли это на самом деле, и насколько такой подход соответствует общемировым подходам и существующей практике, мы рассмотрим ниже.

Взаимное признание — это широкая концепция, при помощи которой принятое действие или решение, или авторизация, предоставленные одной таможенной администрацией, признаются и принимаются другой таможенной администрацией. Стандартизированный подход к признанию статуса УЭО обеспечивает серьёзную платформу долгосрочного развития международной системы взаимного признания статуса УЭО на двусторон-нем, региональном, а в будущем — мировом уровне. Институт взаимного признания УЭО, по сути, имеет транснациональный характер и, как правило, регламентируется двусторонними соглашениями, заключенными между государствами.

В качестве примечания отметим, что под авторизацией на национальном уровне понимается признание статуса уполномоченного экономического оператора в программе УЭО, основанной на структуриро-ванной методологии, которая включает в себя такие процессы, как рассмотрение 1) представленной заявителем документации, 2) физических рабочих активов и 3) процессов безопасности с целью определения соответствия основным международным стандартам, установленным Рамочными стандартами.[4] Таким образом, для принятия решения о признании статуса УЭО за экономическим оператором таможенные органы наделены компетенцией исследовать три объекта: представленные документы, предприятие (произвести выезд к экономическому оператору в целях проверки факта соблюдения стандартов безопасности, требований и условий, установленных национальным законодательством), а также процессы безопасности на предприятии для обеспечения безопасной цепи поставки товаров. И что самое главное: перечисленные таможенные операции должны основываться на структурированной методологии.

Взаимное признание выгодно, поскольку упрощает процедуры между таможнями посредством признания стандартов друг друга.[5] Целью взаимного признания УЭО является то, что одна таможенная администрация признает результаты оценки и авторизацию УЭО другой таможенной администрации, полученные в рамках другой программы, и согласна предоставить существенные, сопоставимые и там, где это возможно, взаимные преимущества (упрощения) для взаимно признаваемых УЭО.[6] Это означает, что таможенная администрация во второй стране признала и таможенный контроль, и таможенную оценку УЭО в первой стране. Авторизация в качестве УЭО обеспечивает солидную платформу для дальнейшего развития международной системы взаимного признания правового статуса УЭО на двустороннем, региональном, а в будущем – на международном уроне.[7]

Считается, что при помощи взаимного признания УЭО получают, среди прочего, такие преимущества, как повышение экономической эффективности за счет сокращения времени и затрат, связанных с трансграничными таможенными мерами контроля в связи с приоритетным оформлением товаров; снижение затрат и времени задержки при помощи приоритетного досмотра, если груз отобран для проверки, что способствует доставке товара точно в срок; повышение уровня прогнозируемости и точности перемещения товаров с собственной территории на территорию торгового партнера с одновременным повышением конкурентоспособности бизнеса; снижение уровня краж и хищения грузов благодаря повышению уровня безопасности двусторонней цепочки поставок; определять объекты для проверок таким образом, чтобы отправить неотобранный для проверки груз одного и того же торгового предприятия к месту назначения без задержек; взаимные или сопоставимые преимущества от соблюдения требований всякий раз, когда предоставляются равноценные программы.[8]

Необходимость разработки единой программы УЭО на основе единых для государств-членов ЕАЭС подходов (программа минимум – в каждом государстве — члене Союза; в перспективе – единой программы УЭО на территории Союза) сопряжена с системой взаимного признания. Для того, чтобы система взаимного признания работала, важно чтобы: 1) программы УЭО были совместимы и соответствовали стандартам и принципам, установленным в Рамочных стандартах; 2) необходимо наличие согласован-ного набора общих стандартов, которые включают достаточно сильные положения «действий» для таможен и УЭО; 3) стандарты применяются таким единообразным способом, чтобы одна таможенная администрация была уверена в авторизации дугой; 4) наличие законодательства, позволяющего внедрить системы взаимного признания.[9]

Согласно Руководству ВТамО по разработке соглашения / договора о взаимном признании 2011 г., под соглашением можно понимать  официаль-ный документ между двумя и двумя или несколькими таможенными службами, в котором изложены обстоятельства и условия признания и принятия программ УЭО между сторонами, подписавшими данный документ. Соглашение излагает процесс реализации, оценки, мониторинга и поддержания взаимного признания. Кроме того, это Соглашение определяет преимущества, взаимно предоставляемые в пользу УЭО участвующими таможенными службами, и устанавливает практические механизмы, позволяющие участвующим таможенным службам их предоставить.[10] 

Следует отметить, что соглашение о взаимном признании определяет преимущества, которые взаимно предоставляются УЭО таможенными администрациями, и излагает практические механизмы предоставления таких таможенных упрощений. Согласно рекомендациям ВТамО, для успешного функционирования системы взаимного признания важно выполнение нескольких условий.[11] В частности, наряду с программой «таможня – бизнес» необходимо наличие следующих элементов: система автоматизированного управления рисками; возможность получать предварительную электронную информацию о грузах для операций анализа рисков; возможность проверить груз высокого риска с использованием современных технологий перед его погрузкой на экспорт; готовность согласиться на проведение предваритель-ной проверки на основании  запроса от другого партнера (-ов); правовая возможность, готовность и способность обмениваться информацией о рисках.

В дополнение к этому сторонам необходимо иметь согласованный набор общих стандартов, которые включают в себя ясные, объективные действующие положения для таможни и УЭО. Программы УЭО должны быть прозрачными и опубликованы, а стандарты должны применяться в единообразной форме так, чтобы одна таможенная администрация была уверена в качестве авторизации другой таможенной администрации. В дополнение к этому стороны должны иметь соответствующее законодатель-ство, допускающее взаимное признание. Более того, положения о безопасности данных и защите данных должны быть совместимыми. Другими словами, совершенствование административно-правового статуса УЭО посредством реализации концепции системы взаимного признания предполагает не только грамотное «совмещение» института УЭО с институтом системы управления рисками, но также наличие соответствующих правовых инструментов, информационных таможенных технологий, стандартов и процедур в сфере таможенного администрирования.

Инструмент, который фактически запускает механизм взаимного признания АП статуса УЭО на территории сторон, является соглашение о взаимном признании правового статуса УЭО (далее — Соглашение), которое, как было выше отмечено, заключается между заинтересованными государствами. Исполнение Соглашения, как правило, осуществляется таможенными органами сторон. Всемирная таможенная организация рекомендует, чтобы структура Соглашения включала такие элементы, как ответственные лица; согласованность; взаимное признание; обмен информацией и коммуникация с участниками; будущие меры; изменение и консультирование; статус Соглашения; начало и завершение срока действия/расторжение.

Для понимания специфики исследуемого вопроса рассмотрим некоторые из соглашений, заключенных Европейским союзом со Швейцарской Конфедерацией, Норвегией, Японией и США.

Так, согласно «Соглашению между Европейским Сообществом и Швейцарской Конфедерацией об упрощении контроля и формальностей в отношении перемещаемых товаров и мер безопасности, применяемых таможенными органами» (далее — Соглашение ЕС — ШК) договаривающаяся сторона предоставляет для целей обеспечения безопасности, в соответствии с критериями, изложенными в Приложении II к Соглашению, статус «уполномоченного экономического оператора» любому экономическому оператору, созданному на ее таможенной территории.[12] Здесь же отмечено, что в соответствии с правилами и условиями, изложенными в пункте 2, статус УЭО, предоставленный Договаривающейся стороной, признается другой Договаривающейся стороной без ущерба таможенному контролю, в частности, в целях исполнения соглашений с третьими странами, предусматривающих механизмы взаимного признания статуса УЭО.[13] Обратим внимание на то обстоятельство, что в рассматриваемом соглашении речь идет о «предоставлении статуса УЭО», а не возможности применения специальных упрощений (таможенных упрощений) сторонами. Т.е. для данного случая правовой статус УЭО первичен по отношению к таможенным преимуществам, которые могут быть предоставлены при наличии статуса.   

Основным разделом Соглашения ЕС — ШК,  раскрывающий  отдельные элементы правового статуса УЭО, является приложение II, которое регулирует следующие вопросы:

— правила предоставления статуса УЭО, и, в частности, критерии для предоставления этого статуса и условия их применения;

— тип упрощений, которые могут быть предоставлены;

— правила о приостановлении и аннулировании статуса УЭО;

— механизмы для обмена информацией между договаривающимися сторонами в отношении их уполномоченных экономических операторов.

Для получения статуса УЭО (именно статуса, а не таможенных упрощений – прим. авторов) экономический оператор должен соответство-вать ряду критериев.[14] Согласно договоренностям ЕС и Швейцарской Конфедерацией каждая сторона определяет процедуры для направления запроса и получения статуса УЭО, а также правовые последствия такого статуса.  Вместе с тем, вопрос об «идеальном» наборе требований (условий), на наш взгляд, взаимосвязан с проблематикой взаимного признания АП статуса УЭО таможенными администрациями. Например, если таможенные администрации в правоприменительной практике руководствуются различными требованиями (условиями) присвоения статуса УЭО, а экономические операторы разных государств обладают разными правами и обязанностями, то и национальные системы оценки предоставления статуса УЭО будут также отличаться. Следовательно, взаимное признание статуса УЭО, предоставление таможенных преимуществ (специальных упрощений) и таможенных упрощений для отечественных компаний за рубежом может стать туманной перспективой. По нашему мнению, это обстоятельство требует внимания со стороны таможенных служб государств — членов нашего Союза.

         Применительно к таможенным преимуществам (таможенным упрощениям), как элементу правового статуса УЭО, в Соглашении ЕС — ШК определено, что уполномоченному экономическому оператору предоставляются упрощения [facilitations] в отношении мер таможенного контроля, связанных с безопасностью.[15] К ним стороны отнесли такие упрощения как (1) уведомление таможенной службой экономического оператора до прибытия товаров на таможенную территорию или убытия товаров с этой территории, если в результате анализа рисков защиты и безопасности груз был выбран для дальнейшего физического досмотра [physical inspection]; (2) УЭО может подать краткую таможенную декларацию; (3) УЭО должны подвергаться меньшему физическому и документарному контролю[16] по сравнению с другими экономическими операторами; (4) приоритет досмотра[17] груза УЭО, если он выбран для проверки; (5) проведение досмотра груза (по запросу УЭО или на основании соглашения с экономическим оператором) в месте, отличном от места расположения таможенного органа.

В контексте ретроспективного анализа применяемого терминологичес-кого аппарата института УЭО обратим внимание на то, что для рассматри-ваемого случая используется термин «таможенные упрощения» [customs simplifications], а не «таможенные преимущества» [customs benefits] или «специальные упрощения», которые характеризуют в зарубежной и отечественной правоприменительной практики один из элементов правового статуса УЭО.[18] В связи с этим необходимо подчеркнуть, что до настоящее момента ни на нормативном, ни на научном уровне определения перечисленных терминов не представлены. В то же время мы придержи-ваться позиции, в соответствии с которой под специальными упрощениями (таможенными преимуществами) следует понимать  исключительное право на совершение отдельных таможенных операций юридическими лицами, которые соответствуют условиям присвоения АП статуса УЭО, а также предусмотренное (таможенным) законодательством право требовать от таможенных органов совершить определенные действия (воздержаться от действий) в связи с предоставлением таможенных упрощений.

Соглашение, заключенное между ЕС и Норвегией,[19] о взаимном признании правового статуса УЭО и отдельных его элементов имеет схожую структуру и содержание, что и соглашение со Швейцарской Конфедерацией. Оба соглашения о взаимном признании были заключены в 2009 г. и отражают среди прочего единые подходы к таким элементам АП статуса УЭО, как критерии предоставления статуса УЭО, таможенные упрощения (таможенные преимущества), а также регулируют отдельные аспекты административных процедур отмены и восстановления правового статуса УЭО.

Договорённости между ЕС и Японией о взаимном признании правового статуса УЭО формализованы в Решении Совместного комитета по таможенному сотрудничеству от 24.06.2010 г. № 1/2010[20] (далее – Решение Совместного комитета). Стороны зафиксировали, что программы УЭО Японии и ЕС взаимно признаются, как совместимые и эквивалентные, и соответствующие статусы УЭО взаимно принимаются.[21] При этом таможенные органы поддерживают согласованность между программами и обеспечивают, чтобы стандарты, применяемые к каждой программе оставались совместимыми по следующим вопросам: процесс подачи заявления о предоставлении статуса УЭО; оценка заявок; а также предоставление и мониторинг статуса УЭО. При этом согласно решению Совместного комитета, таможенные органы обеспечивают действие программ УЭО в Японии и ЕС в соответствии с Рамочными стандартами по безопасности и упрощению мировой торговли. Обратим внимание, что в исследуемых договоренностях речь идет о взаимном признании как программ УЭО Японии и ЕС, так и правового статуса уполномоченных экономических операторов сторон. В отличие от договоренностей ЕС с Норвегией и Швейцарской Конфедерацией о взаимном признании правового статуса УЭО Япония и ЕС не определяют перечень требований (условий) предоставления статуса УЭО для своих хозяйствующих субъектов.

Что касается таможенных преимуществ [customs benefits], которые предоставляются экономическим операторам со статусом УЭО в рамках достигнутых договоренностей, стороны определили, что каждый таможенный орган предоставляет сопоставимые преимущества для экономических операторов, имеющих статус УЭО в рамках программы другого таможенного органа. К ним относятся, в частности: (1) уменьшение проверок или контроля, а также других мероприятий, связанных с безопасностью; (2) стремление создать совместный механизм обеспечения непрерывности бизнеса с целью реагирования на сбои в торговых потоках в связи с повышением уровня предупреждения безопасности, закрытия границ и / или стихийных бедствий, опасных аварийных ситуаций или других крупных инцидентов, при котором (механизме – прим. авторов) таможенными органами в максимально возможной степени в отношении приоритетных грузов УЭО предоставляются упрощения и ускорения.

Проанализировав различные источники ВТамО и ЕС, посвященные институту УЭО, нельзя не прийти к заключению, что отдельные элементы правового статуса УЭО недостаточно проработаны и раскрыты на теоретическом уровне, равно как в конкретных рекомендациях, руководствах международных организаций, в компетенции которых находятся вопросы таможенного администрирования. Например, в государствах, которые только начинают развивать институт УЭО, не всегда однозначно можно определить, что следует понимать под таким таможенным упрощением (специальным преимуществом) как «упрощение таможенного контроля», «УЭО должны подвергаться меньшему физическому и документарному контролю», «уменьшение проверок или контроля, а также других мероприятий, связанных с безопасностью». На этот счет отсутствуют конкретные научно-методические разработки и рекомендации. Для должностных лиц таможенных органов применяемые термины носят скорее концептуальный, но не практический характер, который в свою очередь зиждется на конкретном инструктивном материале, регулирующим таможенные правоотношения с участием УЭО. Совершенно очевидно, что выявленная  особенность, связанная с отсутствием необходимых разъяснений применительно к вышеуказанному таможенному преимуществу, носит дискуссионный характер и требует своего рассмотрения.       

Согласно договоренностям ЕС — США по вопросу взаимного признания правового статуса УЭО[22] стороны признали сопоставимыми партнерские программы ЕС и США. В отличие от одноименных договорённостей ЕС с Швейцарской Конфедерацией, Норвегией и Японией, договоренности с США не используют термин таможенные преимущества (специальные упрощения) для УЭО.  Для данного случая стороны договорились обходиться [treat] с операторами, которые имеют статус члена программы другого таможенного органа, в порядке сопоставимом с тем, который применяется к собственной программе партнёрства. Эта процедура [treatment] включает в себя, в частности, благоприятное принятие во внимание (при оценке риска с целью проведения инспекций или контроля) соответствующего статуса членства оператора, уполномоченного другим таможенным органом в целях содействия развитию торговли между ЕС и США, а также поощрение принятия эффективных мер, связанных с безопасностью.[23] Таким образом, в договоренностях ЕС – США признаются партнерские программы (УЭО – прим. авторов), которые регулируют статус члена программы, И что самое интересное – договорённости ЕС – США не определяют преимущества (специальные упрощения) для экономических операторов сторон. Очевидно, что под таковыми понимают некие процедуры, которые заключаются в учете статуса члена программы у экономического оператора при оценке риска с целью проведения таможенного контроля. При этом из решения Комитета по таможенному сотрудничеству ЕС — США от 4 мая 2012 г. не вытекает, что экономическим операторам ЕС на территории США может быть предостав-лено конкретное таможенное преимущество, например, в виде уменьшение проверок или контроля, а также других мероприятий, связанных с безопасностью, как в случае  договоренностей ЕС – Швейцария.       

Таким образом, рекомендации ВТамО о заключении соглашений о взаимном признании в части определения преимуществ, взаимно предоставляемых в пользу УЭО участвующими таможенными службами, и установления практических механизмов, позволяющих участвующим таможенным службам их предоставить,[24] в договоренностях ЕС-США ясно не просматривается.

Проведенное исследование института взаимного признания правового статуса УЭО позволяет сделать вывод о том, что отдельные положения  института УЭО, отраженные в проекте ТК Союза в части  правового статуса УЭО, неидеальны. Поясним нашу позицию с учетом действующего Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС).[25] Так, ТК ТС использует термин «статус уполномоченного экономического оператора». Например, статус УЭО присваивается юридическому лицу,[26] условиями получения юридическим лицом статуса УЭО являются….[27] Это позволит в перспективе создавать правовые конструкции о взаимном признании статуса УЭО в рамках двусторонних договорённостей с зарубежными партерами.                 В то же время, в проекте ТК Союза термин «статус УЭО» не применяется вовсе. Вместо него вводится правовая конструкция, в основе которой лежат различные типы свидетельств о включении в реестр УЭО,[28] в зависимости от которых определяются требования к экономическому оператору, а также  специальные упрощения. Исходя из такого подхода, видимо, и была сформулирована норма в пункте 8 статьи 428 проекта ТК Союза о предоставлении отдельных специальных упрощений на взаимной основе уполномоченным экономическим операторам государств, не являющихся членами Союза.

В этой связи возникает вопрос – что будет в перспективе признаваться (в соглашениях о взаимном признании) между ЕАЭС и государством — не членом Союза (например, с Китаем, Норвегией), — статус УЭО, программа УЭО или различные типы свидетельств УЭО и специальные упрощения? Можно ли будет при подготовке соглашений о взаимном признании УЭО, стороной которого является Союз, взаимно признавать статус экономических операторов Сторон, как это реализовано в ЕС, если право Союза не содержит термина «статус УЭО», и при этом концептуально меняется правовая конструкция, затрагивающая статус экономического оператора в ТК Союза? Принимая во внимание зарубежный опыт, учитывая то, что специальные упрощения вторичны по отношению к правовому статусу УЭО и являются одним из его элементов, новации ТК Союза о взаимном признании следует корреспондировать к статусу УЭО, но не отдельным специальным упрощениям. Это позволит в перспективе эффективно использовать рекомендации ВТамО, а также опыт наших внешнеторговых партеров при подготовке соглашений с ними о взаимном призвании правового статуса УЭО.

Другой, не менее важный вопрос, вытекающий из формулировки пункта 8 статьи 428 проекта ТК Союза, сопряжен с субъектами, которым могут быть предоставлены отдельные специальные упрощения на взаимной основе. Т.е.  кто из иностранных компаний будет наделён правом применять таможенные преимущества на территории ЕАЭС в рамках двусторонних договоренностей? Если из положений проекта ТК Союза вытекает, что таким правом обладает импортёр, экспортер, владелец СВХ, таможенный брокер, а также таможенный перевозчик, то в случае зарубежных экономических операторов из этой группы можно выделить лишь таможенного перевозчика, который фактически взаимодействует с таможенными органами государств-членов ЕАЭС при перемещении товаров через таможенную границу. Иные зарубежные компании в силу объективных причин не смогут воспользо-ваться этим правом. Стоит ли в таком случае формулировать норму в проекте ТК Союза о предоставлении таможенных преимуществ лицам, которые не смогут их применять на практике? Вопрос действительно важный, и требует своего рассмотрения на экспертом уровне.

На основании вышеизложенного, сформулируем выводы:

Совершенствование таможенного регулирования в Евразийском экономическом союзе является необходимым условием развития внешне-торговых отношений нашего интеграционного объединения с международ-ными торговыми партерами, а институт УЭО — важным инструментом достижения этой цели. Выстраивание партнерских отношений между таможней и предпринимательским сообществом, упрощение процедур торговли в рамках развития института УЭО, а также укрепление  взаимовыгодных отношений между таможенными органами на основе концепции взаимного признания административно-правового статуса УЭО является перспективным направлением модернизации таможенного администрирования в ЕАЭС. И разработанный в Комиссии проект ТК Союза отражает передовой опыт развития института УЭО, а также региональную специфику.    

Взаимное признание — это широкая концепция, при помощи которой принятое действие или решение, или авторизация применительно к УЭО, предоставленные одной таможенной администрацией, признаются и принимаются другой таможенной администрацией. Наиболее емким и полезным для научно-экспертного сообщества источником по разработке соглашения о взаимном признании является отдельное руководство ВТамО 2011 г., в котором определены необходимые и достаточные характеристики отдельных его элементов. Безусловно, данная разработка ВТамО наряду с действующими соглашениями о взаимном признании правового статуса УЭО  могут быть использованы экспертами ЕАЭС при реализации положений ТК Союза (после вступления его в силу) в части предоставления отдельных специальных упрощений на взаимной основе УЭО государств, не являющихся членами Союза.

Правовая новация проекта ТК Союза о предоставлении отдельных специальных упрощений на взаимной основе уполномоченным экономическим операторам государств, не являющихся членами Союза, является спорной. Признавая необходимость внедрения в ТК Союза рассматриваемую новацию, мы полагаем, что она должна быть сформулиро-вана в контексте возможности признания договаривающимися сторонами правового статуса УЭО, а также соответствующих партнерских программ, которые предоставляют специальные упрощения (таможенные преимущества) экономическим операторам Сторон.

Проведенный анализ одноимённых соглашений ЕС, заключенных с рядом государств, позволил сделать вывод о наличии отличий в методологических подходах заинтересованных сторон при подготовке содержания соглашений о взаимном признании. Безусловно, данный вопрос находится в компетенции этих государств. Однако вне зависимости от достигнутых договоренностей между сторонами, главное требование – соответствие национальных программ УЭО Рамочным стандартам безопасности и упрощения мировой торговли.    

        

         Использованные источники:

  1. Некрасов Д.В. Уполномоченный экономический оператор. Специальные упрощения как исключительное право на совершение таможенных операций.// Пробелы в Российском законодательстве. –2013.– № 4. Электронный ресурс [Режим доступа]: http://www.customs-academy.net/?p=3444
  2. Michel Donner, Cornelis Kruk. Supply chain security guide/ The International Bank for Reconstruction and Development, The World Bank. – 2009.
  3. Gerard McLinden, Enrique Fanta, David Widdowson, Tom Doyle. Border management modernization. The World Bank.– Washington.2011.
  4. SAFE. Framework of Standards to Secure and Facilitate Global Trade. – World Customs Organization, June 2012. Электронный ресурс [Режим доступа]: http://www.wcoomd.org/en/topics/facilitation/instrument-and-tools/tools/~/media/50518838DCAD4D4B9600B3E94F37C663.ashx
  5. Руководство по разработке соглашения / договора о взаимном признании, 2011 г. Всемирная таможенная организация. Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://www.wcoomd.org/en/topics/facilitation/instrument-and-tools/tools/~/media/29AC477114AC4D1C91356F6F40758625.ashx
  6. Agreement between the European Community and the Swiss Confederation on the simplification of inspections and formalities in respect of the carriage of goods and on customs security measures. Электронный ресурс [Режим доступа]: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2009.199.01.0022.01.ENG&toc=OJ:L:2009:199:TOC#L_2009199EN.01002401
  7. Decision of the EEA Joint Committee amending Protocol 10 on simplification of inspections and formalities in respect of carriage of goods and Protocol 37 containing the list provided for in Article 101 № 76/2009 of 30 June 2009. Электронный ресурс [Режим доступа]: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/AUTO/?uri=uriserv:OJ.L_.2009.232.01.0040.01.ENG&toc=OJ:L:2009:232:TOC
  8. Decision № 1/2010 of the Joint Customs cooperation Committee of 24 June 2010 pursuant to Article 21 of the Agreement between the European Community and the Government of Japan on Cooperation and Mutual Administrative Assistance in Customs Matters regarding mutual recognition of Authorised Economic Operators programmes in the European Union and in Japan (2010/637/EU). Электронный ресурс [Режим доступа]: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2010.279.01.0071.01.ENG&toc=OJ:L:2010:279:TOC
  9. Decision of the US-EU Customs Cooperation Committee of 4 May 2012 regarding mutual recognition of the Customs-Trade Partnership Against Terrorism program in the United States and the Authorised Economic Operators programme of the European Union (2012/290/EU). Электронный ресурс [Режим доступа]: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2012.144.01.0044.01.ENG&toc=OJ:L:2012:144:TOC

[1] Основные материалы в исследуемой области размещены на сайте «Российская таможенная академия: НАУКА»:  http://www.customs-academy.net/

[2] Совокупность правовых норм, определяющих условия (требования) присвоения, приостановления и отмены АП статуса УЭО.

[3] Пункт 8 статьи 428 проекта ТК Союза / Архив ЕЭК.

[4] Annex III. SAFE. Framework of Standards to Secure and Facilitate Global Trade. – World Customs Organization, June 2012.– Page I/1.

[5] Michel Donner, Cornelis Kruk. Supply chain security guide/ The International Bank for Reconstruction and Development, The World Bank. – 2009. – P. 37.

[6] Guidelines for developing a mutual recognition arrangement, agreement/ World Сustoms Organization. WCO SAFE Package. – 2011.

[7]  Gerard McLinden, Enrique Fanta, David Widdowson, Tom Doyle. Border management modernization. The World Bank.– Washington.2011.– P.– 18. 

[8] Руководство по разработке соглашения / договора о взаимном признании, 2011 г. Всемирная таможенная организация. – С. 2. Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://www.wcoomd.org/en/topics/facilitation/instrument-and-tools/tools/~/media/29AC477114AC4D1C91356F6F40758625.ashx

[9] SAFE. Framework of Standards to Secure and Facilitate Global Trade. – World Customs Organization, June 2012.–Page. 33

[10] Руководство по разработке соглашения / договора о взаимном признании, 2011 г. Всемирная таможенная организация. –С. 2,.Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://www.wcoomd.org/en/topics/facilitation/instrument-and-tools/tools/~/media/29AC477114AC4D1C91356F6F40758625.ashx

[11] Guidelines for developing a mutual recognition arrangement, agreement/ World Customs Organization. WCO SAFE Package. 2011. – P.2.

[12] Point 1 Art. 11 Agreement between the European Community and the Swiss Confederation on the simplification of inspections and formalities in respect of the carriage of goods and on customs security measures. Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2009.199.01.0022.01.ENG&toc=OJ:L:2009:199:TOC#L_2009199EN.01002401

[13] Subject to the rules and conditions set out in paragraph 2, the status of authorised economic operator granted by a Contracting Party shall be recognised by the other Contracting Party, without prejudice to customs inspections, particularly with a view to implementing agreements with third countries providing for arrangements for the mutual recognition of the status of authorised economic operator.

[14] (1)Наличие удовлетворительной системы учета в соответствии с требованиями таможенного законодательства, (2) наличие эффективной системы управления коммерческого и в соответствующих случаях транспортного учета, которая позволяет проводить соответствующий таможенный контроль в целях безопасности;(3) подтвержденная финансовая устойчивость, а также (4) соблюдение стандартов защиты и безопасности.     

[15] Там же. Статья 11.

[16] Fewer physical and document-based controls.

[17] Inspection.

[18] Боле подробно см. Д.В. Некрасов. Уполномоченный экономический оператор. Специальные упрощения как исключительное право на совершение таможенных операций.// Пробелы в Российском законодательстве. –2013.– № 4.  Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://www.customs-academy.net/?p=3444

[19] Decision of the EEA Joint Committee amending Protocol 10 on simplification of inspections and formalities in respect of carriage of goods and Protocol 37 containing the list provided for in Article 101  № 76/2009 of 30 June 2009. Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/AUTO/?uri=uriserv:OJ.L_.2009.232.01.0040.01.ENG&toc=OJ:L:2009:232:TOC

[20] Decision № 1/2010 of the Joint Customs cooperation Committee of 24 June 2010 pursuant to Article 21 of the Agreement between the European Community and the Government of Japan on Cooperation and Mutual Administrative Assistance in Customs Matters regarding mutual recognition of Authorised Economic Operators programmes in the European Union and in Japan  (2010/637/EU). Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2010.279.01.0071.01.ENG&toc=OJ:L:2010:279:TOC

[21] And the corresponding AEO statuses granted are mutually accepted.

[22] Decision of the US-EU Customs Cooperation Committee of 4 May 2012 regarding mutual recognition of the Customs-Trade Partnership Against Terrorism program in the United States and the Authorised Economic Operators programme of the European Union (2012/290/EU). Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2012.144.01.0044.01.ENG&toc=OJ:L:2012:144:TOC

[23] Each customs authority treats operators holding a membership status under the other customs authority’s programme in a manner comparable to the way it treats members in its own trade partnership programme, to the extent practicable and possible and consistent with applicable law and policy. This treatment includes, in particular, taking favourably into account in its risk assessment, for the purpose of the conduct of inspections or controls, the respective membership status of an operat or authorised by the other customs authority in order to facilitate EU-US trade and encourage the adoption of effective security-related measures.

[24] См. Руководство по разработке соглашения / договора о взаимном признании, 2011 г. Всемирная таможенная организация. – С. 2,.Электронный ресурс [Режим доступа]:  http://www.wcoomd.org/en/topics/facilitation/instrument-and-tools/tools/~/media/29AC477114AC4D1C91356F6F40758625.ashx

[25] Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза, г. Минске 27.11.2009 г. ИПС «КонсультантПлюс».

[26] Пункт 2 статьи 38 ТК ТС.

[27] Статья 39 ТК ТС.

[28] 1-го, 2-го и 3-го типа свидетельств.